Особенности национальной гордости россиян

Россияне гордятся тем, к чему сами практически не имеют отношения. Их убедили, что можно не напрягаться создавать настоящее и будущее. Уж не помню почему, но на одном из уроков литературы в школе наша учительница, объясняя какую-то тему, сказала, что советский народ гордится своими революционными традициями. Происходило это примерно тридцать лет назад. Тогда подобное мало кого удивляло и прозвучать могло чуть ли не на любом уроке, хоть биологии или физкультуры. Ученики такое привычно игнорировали. Но что-то в тот день заставило моего одноклассника Сережу поднять руку.
Дьявол в деталях
«Вот народ ФРГ, — блеснул Сережа сведениями, почерпнутыми из популярной передачи «Международная панорама», — гордится своими автомобильными дорогами. Вот это я понимаю. А как можно гордиться революционными традициями — не могу понять. Это когда больше нечем, потому что, например, нормальных дорог нет?» Даже в поздние советские времена подобное считалось попранием устоев и оскорблением святынь, в лучшем случае — издевательством над учителем, поэтому Сережа без всяких объяснений был выгнан из класса. Остальные поняли — хотя нет, не поняли, мы и так это знали, просто закрепили для себя, — что во избежание неприятных последствий публично гордиться нужно именно тем, что предлагается официально. Пусть и материя эта от современной жизни далека и малопонятна. Любые рациональные соображения по этому поводу осуждаемы и даже наказуемы.

С тех пор, по большому счету, мало что изменилось. Люди называют те причины для гордости, которые им предлагают сверху. Об этом свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра». По этим данным, за три последних года число гордящихся тем, что живут в России, выросло с 70% до 82%. В самой по себе такой гордости нет ничего плохого, наоборот. Но дьявол, как обычно, кроется в деталях. Из чего же складывается национальная гордость россиян? Пять причин




Больше всего (44%) гордятся российской историей, куда, наверное, вполне попадают и те самые революционные традиции. Правда, теперь не очень понятно, революции столетней давности — это хорошо или плохо? Вроде бы, на каждом шагу говорят, что революции, особенно цветные — это плохо. Но при этом большевиков-то никто не осуждает, советская власть, установленная в результате Октябрьской революции, вовсе не считается преступной, а, скорее, наоборот — народной. Но бог с ней, с революцией. Очевидно, в этом контексте, прежде всего, имеется в виду победа во Второй мировой войне.

На втором месте (38%) среди предметов для гордости — природные богатства России. То есть фактически люди гордятся везением. Бог дал, видимо, не просто так. Есть, дескать, в нас что-то такое, что спровоцировало его на щедрость. Вооруженные силы находятся в тройке главных причин (36%) для гордости за страну не так давно — всего год, и это прямое последствие аннексии Крыма. И тут двоемыслие россиян проявляется во всей своей красе: вооруженными силами мы гордимся, но бояться их не перестали. Спросите об этом у своих знакомых, имеющих сыновей-подростков. Да, количество тех, кто открыто признает, что в случае необходимости будет искать способ «отмазать» члена семьи от армии, по опросам того же Левада-центра, год от года падает, но все равно это — каждый четвертый.

Российская культура, которой гордятся 34% опрошенных, казалось бы, самый бесспорный пункт. Впрочем, современное ее состояние, включая главу профильного ведомства, вызывает немало вопросов и споров. Так что речь, скорее, вновь о прошлом, от Серова до балета. Замыкает пятерку немного абсурдный пункт, под стать природным богатствам — размеры страны (31%). Что в XXI веке означают просто размеры, а не площадь освоенной территории, например? Должен ли народ Канады, как и мы, гордиться миллионами квадратных километров земли, на которой никто не живет и которые ровным счетом ничего не дают экономике страны? Есть чем гордиться

Согласно тому же опросу, лишь считанные проценты респондентов называют поводами для гордости системы образования и здравоохранения, экономические успехи, сограждан (другими словами — самих себя) и достижения отечественной науки. То есть все то, для чего надо прикладывать усилия, проводить серьезные реформы, совершенствовать и совершенствоваться.

Хотя мы вовсе не растеряли эти навыки, достаточно посмотреть на IT-сферу. У нас есть всемирно известные и давно ставшие глобальными ABBYY (прославившаяся интернет-словарями и программами по распознаванию текстов) и Касперский (популярные в мире антивирусные программы), и, конечно же, «Яндекс» — один из немногих национальных поисковиков, успешно конкурирующих с Google сразу на нескольких рынках. Такой гордости не надо?

Программисты и стартаперы из России участвуют в проектах мирового уровня, недавний успех приложения Prisma — лишнее тому подтверждение. Но, видимо, такой причины для гордости нам даром не надо, если принимаются законы, вроде «пакета Яровой», способные заживо похоронить всю отрасль. Не говоря уж о том, что создатель самой популярной российской соцсети Павел Дуров вынужден продать свой бизнес и уехать за границу. И там он врывается на вполне конкурентный рынок мессенджеров и предлагает свой Telegram, который уже непонятно, можно ли считать российским.

Если оставить в стороне качество и степень ангажированности социологических исследований в России, то вывод один — свое госфинансирование телепропаганда вполне отрабатывает. Она доступно растолковала, что можно не напрягаться создавать настоящее и будущее, если есть, чем гордиться в прошлом. Не говоря уж о богатых природных ресурсах и обширной территории, которые всегда с нами.

Александр Плющев, DW