Олена Степова.»А, что у РФ только исходящие работают? Что ж она свое отребье, героев завоевателей, назад не принимает?»

Со стороны РФ идет строительство рва и укрепрайона из банальных ежей. Поля и посадки, лежащие возле границы, со стороны РФ минируются (мне кажется, что уже по третьему кругу). На КПП со стороны РФ увеличено количество военных, тяжелой военной техники . Проезд гражданских автомобилей закрыт.

Всех разворачивают и отправляют на КПП «Гуковский» (РФ) КПП «Червонопартизанский» (Украина). Да и те, кто знает ситуацию, сложившуюся на КПП, вряд ли рискнут въезжать в РФ через него.
Сейчас там часто идут бои. Странные. Спонтанные. Неожиданные.
Это сепары-террористы, русские добровольцы и русские дезертиры пытаются вырваться из зоны войны в зону РФ.
Так сказать, неожиданное возвращение домой. Сюрприз!
Сюрпризов страна «ихтамнетия» по отношению к себе не любит. Поэтому возвращение блудных сыновей или «братьев славян из «новороссии» категорично не приемлет. И стреляет. И палит. То из танков, то из минометов, то из гаубиц, то из автоматов.
Странно и то, что возвращающиеся «отпускники» не используют обычный и привычный для среднестатистического туриста график пересечения КПП. Ну, то есть, приехал, показал паспорт, заполнил декларацию, или не заполнил, если гражданин РФ, и поехал себе в усть-урюпинские недра, пить забродившую от невостребованности нефть.
Нет же. «Добровольцы», «отпускники», «ихтамнеты», «братья» и другие порождения русской агрессии топают ногами, стреляют по КПП, пытаясь пробить брешь в защите российских бдителей границы и приграничного пространства.
Может привычка у них такая, стрелять? Может, традиции посещения стран и даже своих, не знаю. Но «милиция» «лнр» горько констатирует: «мы на это не подписывались» и требует от «мгб» «лнр» усилить охрану границы соответствующими военными от соответствующих военных.

Дело в том, что народ, проживающий в соседнем с КПП селе Бирюково и прилегающих селах, в ответ на нервно-приграничное «тра-та-та» и «бах-бах-бах» вызывает милицию на «разобраться».
В общем, приграничье снова живет своей нетрадиционной жизнью. На мой ехидный вопрос: «А, что у РФ только исходящие работают? Что ж она свое отребье, героев завоевателей, назад не принимает?» снова остался без ответа.
Привычное «ну, ты понимаешь», от земляков, уже раздражает. Да! Я понимаю и понимала все это с первых криков «путин введи войска». Об их выводе, как и о последствиях ввода, никто из кричавших не думал.
Странно, но те, кто был проукраинской позииции, с первых дней войны могли рассказать о ней все. Я это называю генная память. Может быть мы, потомки тех, по ком прошелся каток серпасто-совыковой воасти, несем в себе этот груз памяти. О войне, о раскуркуливании, о Голодоморе. Ведь на Донбасс свозили не только зэков, как бытует мнение, сюда бежали от голода селяне, бежали те, кто умирал за голодные пайки трудодней и был лишен элементарного, паспорта. «Борьба с олигархами» и «вся власть народу» в лынырии началась с банального,-ограбления маганзинов, предпринимателей, тех,кто что-то смог добиться сам. Бизнес олигархов Таруты, Ахметова, Ефремова, Королевской, Колесникова, как работал, так и работает. «Восставший» плебс так и не смог поднять глаза на своих хозяев, поэтому убивал тех, кто поднялся благодаря своему труду из тех же низов.
Что же касается «освободителей» из РФ, то вот они, бьются об свою же армию на своей же границе, чтобы попасть домой не 200-тыми. Проникшие и вернувшиеся же более удачливые и менее заметные «братья», везут в РФ оружие, создают там банды, чтобы убивать и грабить. Так как кроме этого их генная память ничего-то подсказать и не может.
Кстати, именно об этой жизни я неоднократно предупреждала земляков. Прочитайте еще раз статьи, чтобы понять истину — с границы все начиналось, ею, все и закончится.
Если Россия примет решение уйти, здесь, именно, здесь, в приграничье, в Свердловске будет ад. Сюда, во-первых, сбегутся все, кто захочет сбежать. И не столько захочет, как будет вынужден бежать в Россию. Все эти «мильчаковы», «добровольцы», «русские патриоты», «казаки», «ополченцы» и их жены.
На границе будет скопление техники и людей. Граница — это мы. Это степи Провалья, Изварино, Свердловск, Бирюково. Это КПП «Червонопартизанск», «Красная могила», «Должанский». А значит, в наших городах будет куча озверевшего, вооруженного, преданного люда, спасающего свою жизнь. Как поступит Россия? Ведь ей не нужно это отребье. Она может, как летом 2014 года, накрыть эти города ГРАДами со своей стороны.
Просто утюжа, не оставляя шанса ни людям, ни зданиям. Чтобы никто не прорвался и не было желания. Может отравить воду. Может распространить вирус Эболы и устроить эпидемию, — он начинает смеяться, — заодно и вакцину проверит.
Что, напугал? — интересуется у меня, слыша и чувствуя мое смятение. – Не ожидала прогноза? Читай историю, учи матчасть. Ты же сама всегда опираешься на исторические факты. Август 1941-го ДнепроГЭС. Я читал. Спасибо, за подсказку. Я сейчас много читаю. И о Чечне, и об Афгане. Мы же там были оккупанты, — смеется, — это нас наказание за тех, кого мы там. В общем, ты поняла.
Территория «лнр» (проект «новороссия» закрыт окончательно) никогда для русских не была своей, а мы, жители Донбасса, не были русскими. Мы-х@лы, так же ненавидимые, как и украинцы. Хотя, знаешь, я не встречал еще национальность или народ, который бы русские не ненавидели. Чурки, ботва, бульбаши, черно@пые, польские собаки, немецко-финские-эстонские фашисты,аз@ры…Русские братство так едино в своем желании убивать. Нужна была война, чтобы это понять. Жаль, что поняли не все. И когда в Свердловск побегут, спасаясь, и русские «освободители» и местные «защитники», нынешняя криминогенная обстановка будет даже не цветочками, так, легкими бутонами. За еду и машины будут убивать. Грабить, вырезая семьями, чтобы украсть самое ценное — паспорт. Все это оголтелое и вооруженное будет рваться в Россию, а Россия будет в рамках восстановления границ защищать свои рубежи.
В общем, Свердловск будет Сталинградом, только не в смысле удержания рубежей или побед, нет. В смысле смерти и разрушений», -именно так рассуждают сами сотрудники «мвд лнр», те, кто видит все стороны «русского мира», оккупации, информационного яда и гниль «новороссии».