«Новороссы» — люди, бывшие в употреблении

В «лнр» очередной памятник и очередной ляп. Ну, не ихнее это, памятники, пропаганда и управление страной. Вот не ихнее, и всё.
Вот когда Россия по телевидению пропагандос гонит, это да. Это высший пилотаж про распятых, эпилептических, негроидных мальчиков коровьей масти в фосфорно-бомбных облаках с чертами Госдепа.
А «лнровцам» видать, не дано. В «лнр» всё, что не сделают, то получается с оговорочкой по Фрейду или по Фройду, с задней мыслью, в общем-то.
В Свердловске, как в целом по «лнр», что ни день, то открытие памятника. В городском парке уже все углы позатыканы. Чего только не понаоткрывали, чтобы людям праздник организовать и от грустных мыслей и воспоминаний избавить.
Народ-то тепло почувствовал, вспомнил, как когда-то при украх, хохлах и хунте получал зарплату, отпускные, путевки от профкома и ехал в отпуск. На юг. На Азов. В Крым.
Крым теперь долго, дорого и стремно. Азов вроде бы и рядом, но в другой стране. В «днр», которая, вроде бы, и единая страна «новороссия», но со своей таможней и со своим подвалом. Могут и деньги отжать, и машину, и жизнь. Куда ни глянь, всюду Робингуды в камуфляже с черно — сине — кровавыми флагами. Милые и угрюмо-приветливые, как работники похоронного бюро.
Поэтому, чтобы жители «лнр» (слово «жители» подчеркнуто, так как граждан в стране «лнр» до сих пор нет. Страна есть, а граждан нет) не грустили и не задумывались о своем незавидном выборе, им устраивают праздники и открывают памятники.
Народ это жутко злит. В соцсетях предлагают поставить один памятник –  городу. Или стране в целом. Но, «руководство» города соцсети не читает, а использует старую, пожелтелую от времени памятку «Партийное руководство в СССР», которая призывает всех на маевки, субботники и возлагать цветы. К памятникам, естественно. Вот и открывают. Режут ленты. Пионеры салютуют. Голубям, правда, хорошо. Чаще летать можно.
В Свердловске пограничный столб имени пограничников «лнрии» открыли. В парке. Еще памятный знак городу, крест во спасение, колокол Чернобыля, пуля Афгана.
Как открытие памятника, так в городе концерт и раздача дипломов. Бумажных. Медали в интернете перестали покупать. Тоже что-то не пошло с этими медалями. С медали «200 лет ВДВ» не то, что куры смеются, крысы шахтные заикаться начинают. А «за взятие Львова», «за взятие Киева», за взятие Берлина».
Это же вообще эпическое. Войны нет. Мирные войска «лнр» мирно «защищают» свои границы, не претендуют, уважают конституционный строй и порядок других стран и выдают медали за мифическое взятие городов соседних ничего не подозревающих стран.




Видимо с медалями в «лнрии» что-то действительно не срослось, казачкам-новороссам пожадничали и не купили медалек даже на День Победы. Обошлись благодарственными письмами и «дЕпломами участника ополчения». На памятниках тоже хорошо сэкономили.
Пограничный столб, установленный ко дню пограничника (Господи, боюсь представить, что установят в ЛэНэРии ко дню гинеколога или проктолога) представляет собой бетонную балку, взятую бесплатно в одном из ритуальных агентств (они на них памятники устанавливают) и покрашенный в триколорно – лэнээровские цвета.
Ну, Бог с ним. Со столбом. Стоит он себе в парке, никому не мешает. Даже нравится. Очень. Собачкам.
На день республики в Свердловске открыли памятник-мемориал погибшим за свободу «новороссии» (уже и Путин это слово всуе не вспоминает, а они всё новоросят).
Мемориал погибшим свердловчанам представляет собой две железные доски объявлений, снятые у подъездов и покрашенные в черный цвет и гранитной плиты б/у, снятой на заброшенной могилке на городском кладбище, отшлифованной и оформленной подкрашенными цветами.
Памятник б/у, это…Это…Ну, очень хорошая экономия городского бюджета молодой сраны. Тьху, ты. Страны.
Чужой памятник. Взятый (украденный) на чужой, заброшенной могилке. Перешлифованный (переписана история). Поставленный в память о «героях новороссии-лнр». Теперь вы знаете о русском мире всё!
Старые, выгравированные буквы и даты прежнего владельца (владелицы) закрыли дешевой эмалированной табличкой.
То, что это старая надгробная плита, видно даже на фото. Те же, кто видел памятник воочию, пришли в ужас. Нет, они не адепты «новороссии», не любители Путина и его обезображенного русского мира. Они просто люди. С позицией. Совестью. Моралью.
Странные ставшие в русском мире атавизмами черты характера. Совесть. Честь. Мораль.
Наверное, это страшно, умереть и лежать под чужим надгробием б/у.
Умереть за чужие идеалы, наживу, обогащение.
Умереть, идя в бой, как кукла, ведомая лживыми пропагандистами. Умереть и получить памятник б/у. Хорошо еще, если мужской, а не женский. Хотя…Думаете, для мертвых важна разница?
«Новороссия». «Луганская Народная Республика». Громкие слова. Большие надежды. Разрушенные города.
Донбасс, переставший кормить себя, и рванувший за пенсиями в Украину. Плотницкий, ставший миллиардером на воровстве русской гуманитарки.
Отжимы машин. Голодные смерти. Отсутствие лекарств в больницах. Спившиеся, опустившиеся на дно жизни люди.
Очереди на границе с тем, кто обещал высокие пенсии и гражданство.
Тысячи калек. Десятки тысяч смертей… И приказ Путина снова стать Украиной.
Еще полгода-год и на улицах Свердловска, который – то уже Довжанск, будут вышиванки, блакытно-жовти флаги и никакой «новороссии».
Украинской речи не будет. Это факт. Ну, или чуть-чуть. А флаги будут. Думаю, что и памятника этого не будет. Хотя, я бы оставила. Как памятник самой большой на свете глупости и лоховства.
Еще бы и подписала «Этот бывший в употреблении памятник установлен людям, которые были использованы русской пропагандой».
Русский мир никогда не будет цивилизацией. И те, кто будет ему подражать, те, кто захочет его впустить в свой дом, никогда не будут цивилизацией. Всё, к чему прикасается русский мир, становится прахом. Знаете, почему? Отвечу. Вот только не знаю, как разграничить русских и россиян, вплетенных волей судьбы в одну страну. Россия, Российская Федерация не воспитывает в людях уважения к личности. В России уважают власть и страну. А личность это всего лишь ресурс. Русские бабы еще нарожают (С).
Этот памятник в Свердловске почему-то все боятся. Серая стела с черными цветами и черные доски с мертвыми лицами, не веют ни трагедией, ни покоем, ни доблестью, ни славой.
Он – то и на памятник не сильно похож. Больше на доску объявлений. А фото на «их разыскивает».
Да, очень хочу, чтобы памятник остался после войны. В Свердловске. В музее оккупации.
Чтобы все, глядя на него знали,- «новороссы»-люди, бывшие в употреблении!

Олена Степова