Нелегкая доля русского патриота

Вот вы все ругаете российского патриота, а зря, надо бы посочувствовать. Вдумайтесь, этот человек решает множество глобальных задач сразу, пока вы сидите в своём Фейсбуке.

На его плечи легли тяжелейшие выборы в США — нужно держать под контролем и регулировать весь процесс: разбираться с фальсификациями, вникать в дебаты, направлять и хвалить Трампа, ставить палки в колёса Клинтон, обличать пороки и несовершенство их демократии.

Борьба с киевской хунтой — ему надо продумать наступление до Киева, придумать новые казни для карателей, снять с распятий всех мальчиков, сосчитать все марши неонацистов, отредактировать Минские соглашения и всё это сопровождается горечью от потерь героев с автомоек.

Урегулирование сирийского вопроса — необходимо постоянно держать в голове, что по вторникам мы бомбим Алеппо, а по четвергам его спасаем, следить за американскими и бельгийскими истребителями и их неспортивным поведением, мысленно прокладывать гуманитарные коридоры, стараться всех переиграть, спасти и разбомбить одновременно.

Турецкие дебри — это тончайшие дипломатические ходы для нашего патриота: Эрдоган друг или враг, Эрдоган торгует с ИГИЛ или не торгует, развернуть военную базу в Турции или лучше сразу две, выходить Турции из НАТО или нет, все эти вопросы надо решать молниеносно и не ошибиться. НАТО — нашему герою надо всегда помнить, что базы НАТО всё ближе, сколько их, кто продался США, где надо укреплять границы, куда бежать, если всё-таки солдаты НАТО завтра уже будут здесь. Может уже начать отстреливаться или пока рано?

ЕС — наш герой должен указывать Меркель и Олланду на их ошибки и просчёты, где надо — осаждать этих политиканов, где надо — обхитрить и обвести вокруг пальца, а где не надо, можно и по головке погладить. Наш герой должен решить судьбу Греции и когда ей пора отделяться, спрогнозировать и ускорить развал и загнивание Европейского союза, сдерживать атаки гомосексуалистов. Атомная бомба — мучительный выбор на кого первого её сбросить: США, Европа, Стамбул?

Надо рассчитать за сколько минут Штаты превратятся в радиоактивный пепел, распланировать, как после атомного удара управлять оставшимся миром — кого присоединить первым, расчертить табличку и составить график сакральности оставшихся государств.

И при всём при этом российский патриот даже дома не в безопасности, его окружают — либералы, демократы, гомосексуалисты, атеисты, русофобы. Опасные историки, писатели, журналисты, художники.

Сколько они получают из Госдепа, кто их кураторы? Со всеми надо успеть разделаться: на всех донести, всех посадить, всех облить зелёнкой, избить, пострелять. Думаете, легко живётся российскому патриоту?

Александр Тверской