ИЗГНАНИЕ ИЛЛЮЗИЙ

В России очень любят рассуждать о том, как подлый Госдеп потратил на оболванивание украинцев $5 млрд и в результате организовал Майдан с помощью мешка печенья от Виктории Нуланд. Идейные вдохновители российских теле- и интернет-сказок, а также их ручные тролли, сокрушаются: а где же была Россия в это время?! И подвергают беспощадной критике бывших послов РФ в Украине – ныне покойного Виктора Черномырдина и успешно завершившего дипломатическую миссию Михаила Зурабова. Мол, «проспали» Украину. Но разве дипломаты и МИДы когда-нибудь определяли суть российско-украинских отношений?! Это вопрос был и остается прерогативой президентов и их администраций. Так что реально политику в отношении Украины всегда создавал и создает лично президент России, а посол – всего лишь высокопоставленный курьер.

И, если посмотреть внимательно, то российское руководство начало отталкивать Украину в западном направлении задолго до революционных событий 2013/14 – которые, эти события – и стали-то одним из следствий политики РФ, в первую очередь – политики экономической.

Ведь негативное отношение к России у большинства украинцев, многие из которых свободно смотрели новости по российским же телеканалам, а многие – вообще ездили на заработки в РФ – начало формироваться не с проблематики национальной идентичности или культурной экспансии – а с газовых войн 2005-го, переросших в целое десятилетие войн торговых, миграционных…




Если Франция и Германия в компании еще нескольких стран решили в свое время создать Союз угля и стали (позже стал Евросоюзом), потому что максимальная производственная кооперация поможет обезопасить континент от войн, то принцип «союза по-российски» – это прижимай и властвуй.

Ведь только на первый взгляд глобальное сотрудничество России с Украиной было свернуто 2 года назад, после захвата Крыма. На деле, последние 15 лет Москва вела четкий курс на исключение Украины из всех кооперационных связей. Причины разные, в том числе – конкуренция на мировых рынках. Совместные проекты всегда увязывались с политическими уступками. Киеву говорили: сначала ТС, потом – все остальное. Или: сначала продайте нам стратегические предприятия, и тогда, может быть, когда-нибудь там будут размещены российские заказы.

Не удивительно, что за четыре года правления «пророссийского» Януковича так и не было запущено ни одного крупного совместного украино-российского проекта: ни строительства кораблей, ни производства самолетов-вертолетов, ни достройки энергоблоков АЭС… Одни танцы вокруг трубы и цены на газ. А ведь сколько было этих разговоров о совместных предприятиях в авиастроении, космосе, кораблестроении! А о предложении Путина создать холдинг для совместной работы в ядерной сфере – кто сейчас помнит? И это – далеко не полный перечень нереализованных планов. Что на практике? Например, украинский город Николаев был «зоной российских интересов» и «нашей землёй» в московских диалогах. На деле – контракты на строительство кораблей для своего флота россияне размещали во Франции (своих «Мистралей» Россия, кстати, так и не дождалась). И это – всего лишь одна из многих историй о том, как русскоязычным областям Украины предлагали любить Россию – безусловно, а, главное, – безвозмездно. А вот когда речь заходила о совместной работе – извините, деньги зарабатываем раздельно…

Отчасти, именно эта торгово-экономическая политика северных соседей и стимулировала Януковича активно продвигать идеи евроинтеграции – как средства выживания для украинского бизнеса. Затем, когда в Кремле поняли, что перегнули палку, и решили на самого знаменитого в мире заведующего гаражом надавить – было уже поздно. Украинцы поверили в европейскую мечту.

Отдельной строкой стоит вспомнить и историю, вовсе вызывающую когнитивный диссонанс. Власти России публично декларировали намерение помочь реинтегрироваться, приютить на своих бескрайних просторах всех жителей бывших союзных республик, ностальгирующих по СССР. И по программе переселения соотечественников даже предлагали всем адептам русского мира из нерусских стран улучшить демографическую ситуацию в Мордовии, Якутии и других малолюдных субъектах федерации. На деле же – все последние годы, начиная с 2010-го, РФ неуклонно ужесточала миграционные правила, множила препятствия для заробитчан – вообще, всячески усложняла жизнь тем украинцам, кто пытался работать или зарабатывать в России. Эти правила действуют для граждан Украины и сегодня, исключения сделаны для оккупированного Донбасса и Крыма. Стоит ли здесь упоминать о том, что многие украинцы-гастарбайтеры, вкусившие горьких прелестей изгнания из «центра русского мира», потому и возложили свои надежды на призрак безвизового режима со странами ЕС?..

Нынче уровень экономического сотрудничества РФ и Украины колеблется в значениях около нуля. Собственно говоря, украинцы уже заплатили свою цену за прощание с российскими рынками. А представляете, какое пророссийское лобби могло бы быть в том же Николаеве, если бы на заводах города был размещен контракт в 1-2 миллиарда евро?

Эти очевидные вещи в России предпочитают игнорировать, в лучшем случае, апеллируют к тому, что – «мы вам хоть красиво обещали, а Евросоюз даже ничего толком не обещает». При этом, предположить, что Россия сама по себе не является примером для подражания соседей в отличие от ЕС) – с точки зрения стандартов жизни, общественного комфорта, прав и свобод – ниже великорусского высокодуховного достоинства. Противоречит это концепции «вставания с колен».

Из всей этой истории с российско-украинской дружбой, замешанной на коррупции высших должностных лиц двух государств, фантомных имперских болях «старшего брата» и украиноцентризме (ведь надо признать – многих из нас устраивала дружба с Россией, пока взамен мы получали сравнительно дешевый газ да возможность ездить в Москву на стройки), следует сделать один очень важный вывод, который, похоже, все еще нами не сделан.

К 25-й годовщине Независимости, потеряв (естественно, временно) 7% территории, украинцы, наконец-то, начинают понимать, что в современном мире нет друзей и, тем более, «братьев», а международное право работает на сильных, на тех, кто может сам за себя постоять. И очень важно не питать себя иллюзиями касательно западных партнёров – их интересы не всегда будут совпадать с нашими, и, в конечном счете, никто не позаботится о нас, кроме нас самих.

Роман Цимбалюк