Замкнутый круг Путина

Принято думать, что тираны – наиболее осведомленные из смертных. Дескать, в их распоряжении подробные отчеты вездесущих и всемогущих спецслужб, от зоркого ока которых ничего не утаить. И, мол, потому деспот знает все лучше простого народа, а значит, нечего задавать ему вопросы. Жираф большой – ему видней.

Нет ничего более ошибочного, чем это утверждение.

На самом деле, каждому человеку свойственно держать в голове картину мира, которая хоть немного, да отличается от картин мира в головах других людей. И чем человек авторитарнее, тем убеждение в правильности именно его картины тверже, чем он выше – тем более склонен полагать, что все делает правильно.

Придя на вершину власти, диктатор попадает в замкнутый круг.

Вначале главы спецслужб приносят ему более-менее правдивые сведения о положении страны, которое далеко не всегда радужно. Авторитарные государства всегда в действительности живут хуже, чем принято говорить в официальной пропаганде. Некоторое время тиран прислушивается к такого рода правдивым сведениям, но ровно до тех пор, пока они не касаются его собственных решений или, о ужас, действий его близких.

Властитель непогрешим. Жена Цезаря – вне подозрений.

Авторитарному человеку признаться в собственной неправоте практически невозможно, слышать о непристойном поведении родственников – оскорбительно. Мало-помалу деспот приходит к мысли, что это не он ошибается, а спецслужбы либо просто не видят полной картины мира (монополия на истину принадлежит только ему одному), либо не понимают масштаба его решений, либо же сознательно дезинформируют его.

Доносчику – первый кнут. Гонца с дурными вестями – казнить.




И тогда даже в лучших спецслужбах происходит надлом. Честные просто перестают говорить правду, корыстные начинают лгать. Правда падает в цене, растут акции лизоблюдства и угодничества, на смену службе приходит прислуживание. От рядового агента до главы – все отправляют «наверх» не то, что они хотят сказать, а то, что от них хотят услышать. Непонятливые попадают на эшафот.

Фюрер не может ошибаться.

Тем временем деградируют и остальные источники правдивой информации. Официальные СМИ смотреть без толку – они не отображают реальность, а манипулируют ею. Оппозиционные медиа либо закрыты, либо вытолкнуты на маргинес и их голос тирану не услышать. Западные журналисты и политики просто не принимаются в расчет – что могут сказать вражеские агенты? Критический анализ заменен бравурными маршами – и уже никто не видит, что страна свернула не туда.

Чем дольше живешь в иллюзиях, тем сложнее от них отказаться.

Последний бастион правды – личные друзья вождя, «старая гвардия». Те, кто был с ним с самого начала, те, кто помог ему подняться на пьедестал. Один на один или небольшой группой они еще могут рискнуть возразить деспоту, указать на промахи, подсказать иной метод решения проблем. Но и эта преграда когда-нибудь падет. Тирану однажды покажется, что он настоящий небожитель, и все, кто помнил его простым смертным, превратятся во врагов. Никому не хочется видеть рядом напоминание о собственных слабостях и юношеских ошибках. И тогда автократ низвергает старых друзей, окружая себя новыми людьми, преданными не идее и не традиции, а ему лично.

И вот тогда его одиночество становится абсолютным, а крах – практически неизбежным.

Император Нерон приказал Сенеке покончить жизнь самоубийством в 65 году, через год покончил с собой Петроний, оба были друзьями и наставниками принцепса. Не прошло и двух лет, как безумие императора привело к восстанию легионов в Галлии и гибели самого Нерона.

Учреждая в 1565 году опричнину, Иван Грозный за несколько лет казнил и убил лично несколько сотен старых сподвижников – князей и бояр, двигавших Россию по европейскому пути к ограниченной монархии. Не пощадил даже митрополита Филиппа II. В результате – проигранная Ливонская война, разоренная и скатившаяся в авторитаризм страна, едва не исчезнувшая в начале 17 века.

Сталин достиг абсолютного одиночества в 1938 году, когда расстрелял своего последнего друга, не боявшегося возразить ему, – Николая Бухарина. Остались безмолвные лакеи вроде Калинина или не меньшие тираны, как Берия. Вслед за тем СССР пошел на сделку с дьяволом и чуть не погиб в 1941 году. Будем откровенны с собой – Союз выстоял лишь потому, что Запад считал Гитлера более опасным, чем Сталин (и это правда), а потому помог диктатору с длинными усами.

Вероятно, именно сейчас мы застаем Путина на пороге одиночества тиранов. Человек, верующий в свой изощренный ум и до сих пор не пользующийся интернетом, принялся отправлять в отставку старую гвардию, имевшую собственный вес и авторитет. При «теле» остаются неамбициозные тени, на освободившиеся посты назначаются вчерашние охранники. Независимых центральных СМИ нет, «парламент – не место для дискуссий». Готово и новое «опричное войско» – Росгвардия.

Сработает ли закономерность и на этот раз? Разобьется ли Россия о внешний мир, как потерявший управление корабль? Будут ли предшествовать краху масштабные репрессии? Пойдет ли Кремль на «большую войну»?

Боюсь, ответов ждать осталось недолго.

Сергей Громенко, крымский историк и публицист