Задний ход Москвы. Что происходит с крымчанами

Если соглашаться – то остается иллюзия, что твое мнение просто совпало с высочайшим решением.
И что РФ действует и в твоих интересах, а не только в своих собственных
Место Сергея Меняйло в Севастополе занял Дмитрий Овсянников. Все это – на фоне решения ЦИК РФ о запрете прямых выборов главы города. Показательная иллюстрация того, что искренность для Кремля опаснее лояльности, — пишет журналист Павел Казарин для Крым.Реалии.

Тема прямых выборов мэра Севастополя мусировалась весь 2014 год – сразу после аннексии. Считалось, что Украина не соглашалась на этот формат из опасений, что жители города проголосуют за промосковского кандидата. Но вот случилась аннексия, Украина защищается от «русского мира», Москва безальтернативна для полуострова. Казалось бы – никаких препятствий.
Но прямые выборы вновь оказались под запретом. А все потому, что Москве нужна не искренность, а лояльность. Потому что первое не гарантирует второго. Потому что завтра жители города могут счесть креатуру Кремля недостаточно патриотичной и проголосовать за кого-то еще.




Кремль сам взращивал такое «вольнодумство» в крымчанах – тому способствовала публичная позиция Москвы, раз за разом утверждавшей, что Крым сменил флаги самостоятельно. Что войска лишь «помогали обеспечивать демократический процесс». Что операция по изменению юрисдикции – дело рук только и исключительно самих крымчан. Запад в это не поверил, но вот часть самих жителей полуострова – очень даже да.
И когда они и впрямь стали считать себя архитекторами нового положения дел – Москве пришлось включать задний ход. Рубить инициативу с мест. Срезать наиболее активных. Ссаживать с поезда тех, кто решил, что шагать можно и не строем.
Самое ужасное ощущение в жизни – это ощущение беспомощности. Когда с твоим мнением никто не считается. Когда ты ноль, nihil, ничто Самые конъюнктурные в Крыму успели прочувствовать и понять новый тренд. И теперь выбрали новую стратегию. Которая укладывается в формулу «соглашательство».

Теперь они стараются во всем соглашаться с Москвой на упреждение. Находят оправдание любой государственной глупости или подлости. Не подвергают сомнениям любое решение и заявление – сколь бы циничным оно ни было. Идеальные подданные. Наверное, их даже в чем-то можно понять.

Крымчане сегодня оказались в государстве, которое меньше всего готово к кому-то прислушиваться – включая их самих. И теперь пророссийские активисты пытаются соглашаться с Кремлем тотально и безоговорочно – просто чтобы доказать самим себе правильность того, что произошло в феврале-марте 2014-го.

Ведь иначе есть риск обнаружить, что твое мнение никому не интересно. А если соглашаться – то остается иллюзия, что твое мнение просто совпало с высочайшим решением. И что Кремль действует и в твоих интересах, а не только в своих собственных.
Поэтому те, кто мечтал о России, будут соглашаться с Москвой до последнего. Во всем. Всегда. Иначе это равносильно признанию собственного ничтожества. Того самого, которое для самого Кремля давно является аксиомой, не требующей доказательств.