Ходят дурачки по Крыму

Перед смертью, в старости вообще многие люди впадают в детство. Это своеобразная психофизиологическая защита, агонизирующее скоморошество. Как иные заговаривают свои страхи, иные заплясывают их (некроплясуны), третьи потакая собственному падению, намеренно деградируют (смертемладенчики).

Я не случайно употребила термин «намеренно», ибо, полагаю, что серьезная психическая деградация никогда не совершается без воли на то самого субъекта. Буквально — сойти с ума надо себе позволить. Допустить в себе безумие.

Здесь от случая общего, перейду к частному. Где речь не о радикальном безумии, а как бы о придуривании. Об игре в безумие. Заметила, многие творческие люди часто ведут себя как клоуны, чудовищные аферисты с фамилиями пляжных конферансье.
Сейчас наблюдаю это скоморшничание в апофеозе.

Только что — перед вами приличный (прилично себя ведущий — верней), образованный человек, а вот он же — в ФБ, к примеру, но ряженый, уже лобстер — и селфи у него — лобстера, и жена у него лобстер и по совместительству — так же клоунесса. И собака его — совинтел-лобстер. (Её селфи в Крыму, ее же — в Луганске, селфи Собаки-Лобстера).

То есть, многие люди выглядят не только — как с придурью, но еще и сильно переигрывают. Будто и впрямь с ума сошли. Или в детство впали. Но это не безумие. Это хитропожатность. Ведь недалеко тот момент, когда деятелям культуры иже с ними придется отвечать за все свои локально финансовопоощряемые крымнашистские выходки, за фото в Донецке, за фото в Луганске, за верноподданические стишки, приседания, унижения, прыжки и ужимки.

Старожилам красной зоны не привыкать изображать из себя сумасшедших. Это был вид полулегализованного диссидентства — косить от армии, от тюрьмы — философская интоксикация, вялотекущая шизофрения — наверное сыграть было не сложно. Другое дело, что сейчас — такое поведение — мягко скажем, не комильфо.

А в случае соучастия в военных преступлениях — точно не прокатит. Но им не стыдно. Стыдно мне, глядя на них. А пока — ходят дурачки по Крыму. Ищут дурачки глупее себя.

Только глупее — нет. Всё — дно.

Aлина Витухновская