Мифы о технологическом верховенстве СССР

Одним из штампов современных рашистов является технологическое величие Советского Союза, который якобы «на голову» превосходил всех стратегических противников, сумел послать первым человека в космос и вообще, «догнал и перегнал».

Миф 1: «В СССР всё производили сами»




Начиная с лендлиза ещё до Второй Мировой, и вплоть до 60-х годов ХХ века советские руководители закупали оборудование за рубежом.

 Сталинская индустриализация, восстановление после 1945 года, модернизация армии в 60-х — всё это осуществлялось за счёт закупки промышленного оборудования и техники у иностранных производителей.

 Вера «великого вождя» 30-х — 50-х в иностранную технику была настолько огромной, что при Сталине вместо создания аналогов просто было приказано копировать или красть технические новинки.

Миф 2: «Все разработки были оригинальными»

Принято приводить пример Хрущёва, привезшего из Штатов часы и радиоприёмник, которые было приказано разобрать, изучить и сделать такие же, но советские. Но на самом деле традиция слепого копирования устройств, технологий и изобретений тянется в 40-е годы прошлого столетия. В мае 1946 года в СССР был образован Специальный комитет по реактивной технике. Задачей было воспроизвести немецкие ракеты «Фау-2», чертежи и проекты которых оказались у советской власти после оккупации Германии. Конструкторы из Украины Сергей Королев и Валентин Глушко предложили собственный проект. Их разработку положили «под сукно» и запретили делать свою ракету. Вместо этого потребовали создать советскую копию «Фау-2».

Авиаконструктору Андрею Туполеву Сталин дал поручение изучить американский бомбардировщик и сделать копию для СССР. Туполев пообещал, что за 2 года якобы сможет создать машину лучше, чем «летающая крепость» США. В ответ на это «отец народов» заявил: «Если вы измените в самолёте, о котором идёт речь, хоть один узел и он не будет соответствовать образцу, я вновь отправлю вас в тюрьму».

Несмотря на то, что технологию создания вертолётов придумал выходец из Украины Сикорский, до 1951 года в Союзе не было даже попыток производить вертолёты для нужд армии. Всё изменилось, когда Сталину, отдыхавшему на юге, министр вооруженных сил маршал Василевский доложил об успешном использовании геликоптеров американцами на Корейском полуострове. Мобильность и скорость атаки войск на практике впечатлили Сталина, до того считавшего, что всё это — лишь «игрушки».

Однако, догнать США не удалось не только при жизни советского диктатора, но и много лет спустя. По воспоминаниям генерал армии Владимира Лобова, руководившего Генштабом СССР на закате Союза:

«Противостоящая сторона имела не только танки, но и мощнейшее противотанковое оружие, в том числе, противотанковые вертолёты. Один вертолёт, по нашим подсчётам, способен поразить до 16-18 танков. У нас подобных вертолётов не было. Мы были вынуждены производить танков в 16 раз больше, чем вертолетов у противника».

Миф 3: «Гонка вооружений»

Спикеры рашистов, активно эксплуатирующие мифы советского величия, любят повторять, что СССР выиграл у «врагов» гонку вооружений. В действительности советский военно-промышленный комплекс (ВПК) Союза сильно зависел от поставок техники и технологий из-за «железного занавеса».

«Когда после Второй мировой западный мир испугался, что Красная армия может дойти до Ла-Манша и началась холодная война, первым делом ввели эмбарго на продажу Советскому Союзу товаров военного назначения: Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ), объединявший ведущие западные страны, существовал с 1949 года. Четыре десятилетия КОКОМ следил за тем, чтобы в СССР не попадали передовые технологии. Списки запрещённого к продаже постоянно обновлялись».

Санкции вводили не сразу, зато период их действия был очень длительным. США, например, не признали до самого 1991 года присоединение стран Балтии к СССР, что дало повод не только к эмбарго на поставки военных технологий в Союз из Штатов, но и к полному переоснащению американской армии, начиная с администрации президента Картера. Вторжение советской армии в Афганистан стало поводом для нового витка санкций. Всё это тормозило развитие ВПК и побочных гражданских технологий в республиках Союза.

Миф 4: «Наш ВПК был для обороны, а не для нападения»

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 года южнокорейский пассажирский самолёт, который вылетел из Анкориджа (на Аляске), зашёл в зону воздушного пространства СССР и был сбит самолётом-перехватчиком Су-15 советских ВВС. Все 269 человек, находившихся на борту, погибли. Впервые после Второй Мировой военная авиация и ракеты были применены для нанесения удара по гражданскому судну. Москва отрицала факт удара, затем заявила, что перехватчик стрелял, но не попал. Неделю спустя руководство СССР признало, что факт атаки имел место и выразило сожаление по поводу гибели рейса. Любопытно, что ситуация повторится спустя почти 31 год, когда пророссийские террористы нанесут удар ракетным комплексом «БУК» по борту малазийского «Боинга», а затем будут долго отрицать факт атаки.

После нападения 1983 года на южнокорейский рейс президент США Рейган запретил поставлять современные разработки технологий в СССР и назвал Союз «империей зла».

Миф 5: «Какую страну развалили…»

К 1982 году в сфере стратегических технологий США обогнали СССР минимум по 10 составляющим:

«СССР отставал в создании быстродействующих компьютеров, высокоточного оружия и систем наведения ракет, в обнаружении подводных лодок, в технологии создания невидимых для радаров самолетов “Стелс”».

К моменту начала «перестройки» Горбачёва, Союз уже ни в чём не обгонял Америку, несмотря на то, что 3/4 бюджета союзной сверхдержавы уходило на НИОКР и госзаказ по оборонному комплексу. Не было даже новых компьютеров и оборудования для проектирования в тех самых печально известных НИИ:

«Сотрудники сверхсекретного Института прикладной математики, занимавшиеся разработкой ракетно-ядерного оружия, требовали от своего директора (и президента Академии наук СССР) Мстислава Келдыша новой вычислительной техники. Наивно полагали, будто президент академии может всё. А он видел регресс отечественной вычислительной техники, колоссальное отставание от западных стран и ничего не способен был изменить и, как говорят его сотрудники, глубоко переживал свое бессилие. Хотя прежде в ответ на слова сотрудников о том, как трудно соревноваться с американцами, которые считают на мощных компьютерах, повторял:

— Ничего, обойдёмся серым веществом».

Миф 6: «СССР выиграл гонку ядерных вооружений»

Чтобы понять реальное положение дел со стратегическими ядерными и оборонными технологиями в Союзе, достаточно привести простой пример. Президент Академии наук СССР Анатолий Александров после размещения в Западной Европе американских «Томагавков» и «Першингов-2». начал строить в 40 км от Москвы бомбоубежище для родных с запасом еды. Коллегам обречённо замечал, что новые ракеты НАТО способны достичь цели через 5 минут, что при существовавшей тогда советской автоматике и скорости реагирования на атаку означало верную гибель.

Миф 7: «Самая развитая в мире наука»

Советские математики и физики и вправду писали хорошие учебники и доказывали сложные теоремы, но делали это скорее не «благодаря», а «вопреки». В секторе ІТ гонка была проиграна изначально: «кибернетику» в СССР считали лженаукой, советским учёным запрещали переводить свои исследования и наработки и печататься в иностранных журналах — но делали это не «проклятые капиталисты», а руководство Союза. Оно же запретило получать мировую научную литературу даже ведущим академикам, чьи портреты висели в каждом школьном кабинете физики:

«— Наукой у нас руководят слесари, плотники, столяры,— горевал академик Лев Ландау, Герой Социалистического Труда и лауреат Нобелевской премии.— Нет простора научной индивидуальности. Направления в работе диктуются сверху».

Миф 8: «Эффективное руководство и сильная рука»

Ещё один популярный тезис среди поклонников «славного прошлого» — о сильном и эффективном руководстве. Мол, если бы не санкции и отгораживание Запада от СССР, то наука и техника развивалась бы быстрее. Проблемой однако были не эмбарго и замораживание научных контактов, а отсталость экономического устройства и отсутствия инноваций среди приоритетов государственной «машины»:

«Вспоминаю поездку в Японию,— писал председатель Госплана Николай Байбаков.— На каждом заводе совет, в состав которого входят директора и рабочие, обсуждает любую новинку, способную принести прибыль. Они дерутся за каждую новинку… Неужели только меня одного волнует, что старые способы хранения продукции уже не годятся? При уборке, заготовке, хранении и переработке потери картофеля и овощей составляли 25-30%, принося убытки на сотни миллионов рублей. Потери сахарной свеклы достигли 8-10%. Зерна мы теряли десятки миллионов тонн».

Не модернизировались не только ракетостроение, авиация или оборонный комплекс: сельскохозяйственная техника, системы производства бытовых товаров, также, не успевали за реальным спросом и возможностями. Да и самим заводам и организациям было невыгодно внедрять новую технику или снижать себестоимость за счёт более продуктивных производственных линий или новаторства. Кстати, ещё с 30-х годов за новаторство можно было угодить в лагеря как за «вредительство»: история украинского изобретателя Юрия Кондратюка — яркий тому пример.

Миф 9: «Передовые технологии своего времени»

Заключительный миф в этом списке привёл к Чернобыльской катастрофе и многим инцидентам на стратегических атомных субмаринах. По воспоминаниям советских чиновников, Министерство среднего машиностроения в те времена утверждало, что в Союзе производятся самые лучшие и самые надёжные в мире атомные реакторы. Да и откуда было взяться другим атомным реакторам и ядерным установкам, чтобы сравнить, кроме тех, которые конструировали физики в условиях дефицита средств и технологий из внешнего мира.

Создавая самые мощные реакторы и самые крутые ракеты (по утверждениям советской пропаганды), инженеры не смогли за долгий период обеспечить элементарные бытовые вещи. Хотелось бы завершить выдержкой из публикации Леонида Млечина для «Коммерсанта»:

«Леонид Ильич Брежнев, который 18 лет руководил нашей страной, как-то записал в дневнике: “Говорил с Абрасимовым. Попросил ГДР-овский фен”. Пётр Абрасимов был послом в ГДР, Восточной Германии. Сделать фен, чтобы руководитель Советского Союза мог укладывать волосы — а он придавал значение своей причёске,— отечественной промышленности оказалось не под силу…»

«Могила филонов» на стройке Беломорканала, унижавшая заключенных не сумевших выполнить трудовую норму (фото)